Главная  Технологии бизнеса  Полезные статьи  История аттракционов как зерка...
Полезные статьи

История аттракционов как зеркало страны

28 февраля 2014

Мировая и русская истории аттракционов сильно разнятся. И немудрено - ведь карусели и американские горки кажутся предметом легкомысленным только неискушенному зрителю, пришедшему в парк поглазеть на мир с колеса обозрения и поесть сахарной ваты.

На деле история появления аттракционов как в зеркале отражает политический строй страны, а также радости, надежды и испытания, выпавшие на долю ее людей. И у России здесь- как всегда- свой, особый путь.

Если в Европе и Америке развитие парков развлечений, пик которого приходится на индустриальную и постиндустриальную эпохи, шло естественным образом, без разрывов, с ощущением связи со всей предыдущей традицией и вписанности в мировой процесс, то в России картина была радикально иной: за краткими периодами благоденствия и быстрыми взлетами следовали падения, ощущения преемственности практически не было.

Две важные вехи в аттракционно-парковой отрасли- эпоха Петра I и революция 1917 года - каждый раз разрушали ее «до основанья», практически полностью порывали со всей предшествующей национальной традицией, а потом устраивали «новый мир» на обломках, опираясь на иностранные наработки. Инициатива чаще всего шла не снизу, а сверху, насаждалась искусственно, не поощряла «благородные порывы» и предпринимательские таланты вне дозволенных рамок. Ощущение вторичности собственной культуры развлечений и «чуждости» заимствуемого, а также отсутствие уважения к личному, частному, «негосударствнному» удовольствию каждый раз мешали сделать парки действительно прибыльным делом.

История парков развлечений насчитывает не одну сотню лет. Самые первые аттракционы появились на западе еще в средневековье, а возможно, и гораздо раньше. Речь идет о привычной детской забаве - карусели. На византийских барельефах 5 века можно увидеть прообразы современных каруселей: люди в корзинах крутятся вокруг центрального столба. Однако развлечение не было здесь основной задачей: гораздо чаще  аттракцион использовался для военных целей. А точнее, для тренировки конных воинов, которые ездили по кругу, пытаясь пронзить копьем воображаемых противников. Так что современные детские лошадки и слоники - дань серьезным занятиям взрослых мужчин. Механизм приводился в действие человеком, мулом или лошадью. Само слово «карусель» происходит от итальянского garoselloи испанского carosella, означающего «небольшую войну». Этот военный аттракцион участники крестовых походов позаимствовали у арабских и турецких воинов в начале 12 века. Механизм держался в секрете- карусели не строили за пределами замков королей и баронов.
 
Все изменилось в эпоху Возрождения. С изобретением пороха рыцарство перестало быть серьезной военной силой, а турниры  превратились в пышные театрализованные представления. «Открытие индивидуальности» в эпоху Ренессанса означало и личное право каждого горожанина на удовольствие- карусели стали общедоступными. Первая такая огромная конструкция открылась на парижской площади Карусели ( LaPlaceduCarrousel)- позже здесь же установили гильотину, еще одно народное развлечение. Парижская карусель представляла собой уже нечто вроде пародии на рыцарский турнир; все было не всерьез: соперники пытались на полном скаку пронзить копьями крутившиеся по кругу кольца, а также бросали друг в друга глиняные шарики, наполненные ароматизированной водой.
 
Прообразом передвижных парков аттракционов были в Западной Европе средневековые карнавалы и ярмарки. Эти праздники были связаны с появлением городов и горожан. Хотя и приуроченные к церковному календарю, карнавалы были чистой воды язычеством, наследовавшими традиции римского праздника календ - ярким зрелищем с переодеваниями, изобильными едой и питьем, выездом колесниц и сооружением качелей, а также непременным катанием с ледяных горок в странах с холодным климатом. Кстати, календы справлялись в той же Византии аж до 13 века, несмотря на желание церкви заменить его событиями рождественского цикла праздников. Одна из старейших ярмарок проводилась в день Св. Варфоломея (24 августа) в Англии начиная с 1133 года.
 
В елизаветинскую эпоху (то есть в 16-начале 17 века) такие ярмарки стали грандиозным мероприятием, на которых публику развлекали, кормили, давали возможность участвовать в различных играх и показывали шоу уродцев. Кстати, знаменитый Октоберфест, проводившийся в Мюнхене с 1810 года, был не просто праздником пива, но и наследником средневековых ярмарок со всей присущей им атрибутикой вроде небольших аттракционов. Что касается первых стационарных парков развлечений, то они «выросли» из позднесредневековых европейских «садов любви» или «садов утех». Здесь происходили свидания, занимались музицированием и играли в разные игры вроде шахмат, купались в бассейнах, ходили по лабиринтам, танцевали на специальных травяных площадках, катались с горок.
 
И все же возникновение самых настоящих парков аттракционов, а точнее превращение  в них ранних европейских «садов развлечений» стало возможным только благодаря все тому же Ренессансу с его увлечением разного рода хитроумными механизмами и спровоцированной им чуть позже индустриальной революцией. Как пишет известный исследователь садово-паркового искусства академик Дмитрий Лихачев: «В садах Ренессанса главным стал человек в подчиненных ему и его разуму природе. Человек не только идеализировал природу, но и считал себя способным улучшать ее.» Развитие техники и медицины постепенно привело к тому, что человеку уже не нужно было столь ожесточенно бороться за существование, идея пользы играла все меньшую роль, все больше времени оставалось на удовольствия и рекреацию. Люди стали гораздо любознательнее- недаром это время в истории Европы называется эпохой Великих географических открытий. Именно тогда и появились парки развлечений- регулярные, построенные по тщательно выверенным архитектурным планам и способные вмещать огромные толпы празднично одетых горожан.
 
Первым стационарным парком аттракционов стал датский Dyrehavsbakken («Парк оленьей горы»), кстати, действующий и в наши дни. Он был открыт в 1583, когда на севере от Копенгагена был найден источник со свежей, чистой водой, нехватка которой остро ощущалась в городе. Местные жители стали ездить сюда с экскурсиями, оборотливые предприниматели открыли рядом с источником палатки со снедью и глиняными горшками (чтобы было из чего пить воду). Довольно быстро в парке появились первые аттракционы, игровые площадки и харчевни. В 17 веке земли и леса вокруг парка были огорожены и превращены в королевские охотничьи угодья, что позволило им избежать вырубки или загрязнения. В результате современный Баккен - это не просто парк с сотней аттракционов, но и одна из природных жемчужин. Здесь нельзя ездить на машинах- только на велосипедах.
 
Другой стареший парк развлечений - VauxhallGardens- был открыт в Лондоне в 1661 году.
 
Новый толчок в развитии аттракционного дела дала индустриальная революция. Именно в это время появились современные аттракционы, ставшие неотъемлемой чертой парков развлечений, чьи посетители хотели наслаждаться чудесами цивилизации и инженерными диковинками и на отдыхе. К 1896 году в одном только Лондоне было 65 подобных парков.
 
Интерес к разного рода «механизмам» и «машинам» собирал целые толпы, на так называемые, Всемирные ярмарки, которые начали проводиться с конца 1840х. Первое подобное событие, Французская индустриальная экспозиция, прошло в Париже в 1844. В 1851 в Лондоне состоялась первая Всемирная ярмарка, на которой разные страны демонстрировали технические новинки. Кстати, наша ВДНХ – наследница всемирных ярмарок XIX века. Это было странное время, когда все соревновались со всеми в достижениях, а разные страны пытались доказать свое превосходство в экономическом развитиии наглядным путем- строительством гигантских аттракционов. Задачей таких мероприятий было привлечение внимания к достижениям инженерного дела- а лучше всего это получалось, если посетителей вовлекали в сам процесс, наглядно показывали им, как работают механизмы и давали восхищаться результатами трудов изобретателей. Так появились аттракционы, использовавшие хитроумные машины. И самым главным изобретением было ставшее ныне привычным Колесо обозрения.
 
Колесо обозрения, или Чертово колесо - в английском оно также известно как колесо Феррисаи - было сделано специально для Всемирной колумбовой выставки в Чикаго 1893 года. Эта ярмарка - последняя в 19 веке и самая крупная из всех, что проходили до этого- задумывалась как американский ответ англичанам и французам; к ней вполне можно было бы поставить лозунг «Догоним и перегоним Европу!». Она была организована как большой «город в городе» и преследовала сразу несколько целей- развлечения, представления достижений американской нации, убеждения посетителей в том, что дела в стране идут хорошо, обучения и получения выгоды. Зона аттракционов занимала в этом «городе в городе» четко отгороженное пространство. Таким образом, и сама ярмарка. и парк аттракционов в ней были то ли микромоделью мира, но без его войн и депрессий, то ли идеальным городом, построенным прямо посреди обычной человеческой жизни и остановившим историю, создавшим и выгородившим особое время и место для развлечений.
 
Что касается Колеса обозрения, то оно, по задумке организаторов, должно было затмить Эйфелеву башню, построенную в Париже в 1889 году.
Кстати, 300-метровая башня Эйфеля служила входной аркой для Всемирной выставки и была спроектирована для того, чтобы, в свою очередь, «победить» 169-метровый монумент Вашингтону.
 
Колесо обозрения для выставки в Чикаго придумал и воплотил в жизнь инженер Джордж Вашингтон Гейл Феррис-младший. Размеры его аттракциона потрясали воображение не только простодушной публики, но и знатоков инженерного дела: диаметр - 75 метров, масса- 2000 тонн, 36 кабин размером с автобус с 20 сидячими и 40 стоячими местами. Всего на аттракционе могло одновременно прокатиться 2160 человек. В движение колесо Ферриса приводили две паровые машины, мощность каждой была 1000 лошадиных сил. Стальная кованая ось колеса весила 70 тонн- таких больших деталей на тот момент не существовало. Впрочем, затмить Европу все равно не удалось- колесо было ниже Эйфелевой башни в 4 раза. После окончания работы ярмарки чертово колесо несколько раз переносили из парка в парк. Окончательно его разобрали в 1904 году.
 
Однако в мире сейчас все еще стоит другой аттракцион, спроектированный этим талантливым американским инженером: в 1897 году Феррис построил колесо обозрения в австрийской столице. Этот аттракцион и сейчас входит в число главных достопримечательностей Вены. Колесо Ферриса было очень быстро скопировано- это сделали молодые австралийские инженеры Адам Гадделин и Гаррет Уотсон. В1895 в Лондоне по их проекту было построено первое Колесо обозрения; за 11 лет его существования на нем прокатились 2,5 млн. человек. В дальнейшем предприимчивые молодые люди спроектировали еще около 200 подобных аттракционов по всему миру.
 
Еще одним интересным западным начинанием были так называемые «троллейбусные парки». В последние годы 19 века «электрические автобусы» появились в в большинстве американских городов. Для того, чтобы убедить пассажиров пользоваться новым видом транспорта, компании-владелицы троллейбусных линий придумали делать на конечных остановках парки развлечений. Изначально такие парки- вроде PoncedeLeonParkв Атланте и CarsoniaPark в Ридинге- были просто любимым местом «дикого» отдыха горожан. Однако троллейбусные компании купили их в собственность и установили здесь аттракционы и разные механические диковинки, устроили спортивные площадки, танцевальные клубы, лодочные станции, кафе и рестораны и прочие приятные для посетителей вещи.
 
Парки аттракционов также развивались на курортах и по берегам морей и рек, а также железнодорожными компаниями на новых станциях. Главной задачей было привлечь по тем или иным причинам- экономического, коммерческого, градоустроительного характера - как можно больше посетителей в определенные места, горда и страны. Такие парки изначально планировались как своего рода приманка, поэтому не только развлечение, но и удобство посетителей продумывалось там в деталях.
 
Известны аттракционы английского города Брайтона, первоначально возникшего как «городок на водах» для английской знати, но превратившегося в начале 20 века в город с большим количеством аттракционов, открытых массовому посетителю. В США известностью пользуются «курорты аттракционов» RiversidePark в Массачусетсе на реке Коннектикут (осн. 1840), ConeyIsland в нью-йоркском Бруклине. По развитию последнего курорта можно проследить, как быстро приобретали популярность парки аттракционов в США. Кони айленд стал местом паломничества желающих отдохнуть горожан еще в двадцатых годах 19 века, когда здесь открыли одну из остановок конки. С появлением железной дороги он превратился в курорт с аттракционами и гостиницами : в 1875 его поестил миллион пассажиров, а в 1876- уже два миллиона. Наконец, в 1895 здесь открылся первый постоянно действующий парк аттракционов в Североамериканских штатах- SeaLionPark, а за ним и еще три подобных парка. К 1910 за одно только воскресенье на Кони айленд приезжал миллион посетителей. По всей Америке к 1919 году было от 1500 до 2000 парков аттракционов.
 
А что же происходило в этот момент в России? Вопрос не праздный. В некотором смысле вся дальнейшая история аттракционов в нашей стране- вплоть до некоторых  «особенных», «российских» проблем сегодняшнего дня- связана с отсутствием вплоть до 17-18 века традиции массовых и личных увеселений «просто так», ради удовольствия. По сути дела, городской культуры в европейском смысле слова в России не существовало до эпохи Лжедмитрия, а то и Петра I- а ведь именно она дала мощный толчок развитию аттракционов «для души», а не для разных военно-официальных целей вроде тренировок воинов. Типы праздничных шествий на Руси были строго связаны либо с религиозным календарем (разного рода процессии и церковные действа в честь Пасхи, Троицы, Сретьенья, Успения и Рождества вроде «Шествия на осляти», «Пешного действа» ит.п.), либо с жизнью царского двора, либо- в деревнях- с разного рода сельскохозяйственными обрядами. Русская церковь с недоверием относилась к музыке, театральному действу («бесовским игралищам») и смеху в целом, не говоря уже о таких увеселениях, как представления странствующих актеров-скоморохов (известны с 11 века, официльно запрещены указами «с подчаи» патриарха Никона в 1648 и 1657 гг.) и кулачные бои (письменные сведения о последних есть начиная с 10 века).
 
Что касается смеха, то с ним, как указывает в своей статье брянский исследователь праздничных церемоний великорусского города средневековья А.Котлярчук, боролись как с проявлением язычества: как писал один из религиозных деятелей, «Христос не смеялся». Сады «с качелями» (видимо, первый русский аттракцион) также существовали либо в подсобных хозяйствах крестьянской семьи, либо в виде небольших двориков городских семей, либо в качестве закрытых для окружающих мирян садов при монастырях. В основном они призваны были «приносить пользу», а не служить потехе- здесь выращивались полезные овощи и травы. Публичного городского парка с его «садом аттракционов» в виде своеобразного «идеального города в городе», который получил такое мощное развитие на Западе, в средневековой России не было. Таким образом к эпохе реформ Петра I существовала огромная ниша, зиявшая между частным, семейным увеселением в домашних условиях и огромными религиозно-официальными процессиями по случаю великих христианских праздников и коронаций. Традиции массовых развлечений в городских условиях у нас, по сути дела, не существовало.
 
Парки для увеселения царских особ и знати начали устраиваться в России только в 18 веке. Широко известны «просветительские сады» Петра с «потешными» элементами  и разного рода развлечениями- скажем, Летний сад в Петербурге. Устройство таких садов Петр «подсмотрел» за границей и даже выписывал оттуда книги по парковому делу.  Впрочем, публичным Летний сад стал только в 19 веке, когда было принято решение открыть его «для прилично одетой публики». В 18 же веке в России появилась и традиция массовых увеселений городских жителей- народные пасхальные и масленичные гуляния с непременными балаганами, «каруселями» и «катальными горами». «Карусели с кадрилями» были придуманы при Екатерине II. Это были спортивные скачки, идея которых была заимствована с Запада. В них участвовали представители придворных и высшей знати, но глазеть на них позволялось и простому люду; зевак собиралось по нескольку тысяч человек.
 
«Катальные горы»- явление гораздо более интересное, так как считается порождением отечественной инженерной мысли. Правда, некоторые исследователи все-таки утверждают, что идея этого аттракциона пришла в Россию из Европы, но механизм был придуман местными умельцами. Первую катальную гору сконструировал в середине 18 века ученый-инженер Андрей Нартов, личный токарь Петра I. В 1740х годах он соорудил ее для императрицы Елизаветы Петровны в Царском селе. В 1757 году архитектор Растрелли построил здесь же крытую гору с павильоном. В 1762-1774 по проекту архитектора Антонио Ринальди была выстроена Катальная горка в Оранниенбауме. Ее высота была 20 метров, а длина трассы- более 500. С таких гор катались либо зимой по льду- на санках, так называемых «головашках» (обитых сукном лодках) и коньках, либо летом. Летнее катание проходило на украшенных позолотой и резьбой колясочках, сделанных в виде деревянных саней. Сани эти передвигались не по льду на полозьях, а на колесиках по специальным желобкам-колеям. Подъемы на трассе преодолевались засчет силы инерции. Внутри коляски были убраны со всевозможным роскошеством, сиденья обиты дорогими тканями. Конструкцию колясочек и трассы как раз и придумал Андрей Нартов.
 
Нартовские горки предназначались для развлечения царской семьи и особ приближенных к императору. Но нововведение так понравилось публике, что с конца 18 века горки стали сооружать и для простого люда. Первые «общественные» катальные горы, а также большие качели появились на масленичных и пасхальных гуляниях. Горки представляли собой две поставленные друг напротив друга деревянные башни высотой до 10, а то и 20 метров с длинным скатом в несколько десятков метров. Башни были убраны еловыми лапами, флажками, украшались резьбой и скульптурой, в ночное время освещались фонарями.
 
С зимних гор катались на санях, с летних- на ковриках или так называемых «лубках».
 
Откуда же пошло название популярного аттракциона «русские горки»? Говорят, что они были нашим подарком Европе во время наполеоновских войн. На армию Боннапарта русские деревянные катальные горы произвели настолько неизгладимое впечатление, что по возвращении разгромленного войска домой такие аатракционы стали возводить в Париже. Во французском языке аттракцион до сих пор так и называется- «русские горки». Однако в России, как ни странно, горки именуются американскими. Такое название прижилось потому, что первые металлические горки все-таки были заимствованы с запада: их впервые возвели в 1896 году на Нижегородской выставке. Горки с вагонетками на роликах, спускающимися по железным рельсам появились в Нью-Йорке в 1884 году. Однако до сих пор так и не понятно, кто у кого взял на вооружение саму идею- то ли европейцы с американцами из России, то ли наоборот.
 
Строительство временных катальных гор в промышленных масштабах было налажено в России к середине 19 века и прекратилось к 1900, когда их организация перешла в ведение Попечительства о народной трезвости. Постоянные горки были возведены в 1846 в петербургском Александровском парке, а в 1913-18 - в Луна-парке (о нем речь пойдет ниже). Что касается стационарных, а не временных парков развлечений в других городах (не в Санкт-Петербурге и Москве), то до 1821 года их практически не было. Существовали только были царские парки и летние сады, да еще загородные усадьбы. Стоит напомнить, что до 1861 года большая часть населения вообще находилась на положении крепостных, а большинство вольных людей жило в сельской местности. Сельские праздники проходили в полях и на опушках, а городские парки посещало небольшое количество народа. В 1821 появилось первое официальное повеление устраивать в крупных губернских городах постоянные места для публичных гуляний- оно диктовалось экономическими причинами: развитием городов и необходимости государственного надзора за «временем отдыха» горожан. До 1867 года горки и прочие аттракционы строили за счет государственной казны, потом их стали содержать местные власти. Традиция помощи частного предпринимательства в возведении аттракционов и содержании городских «садов развлечений» на деньги частных лиц и компаний в России до конца 19 века были развиты довольно слабо. Положительным примером здесь может служить уже упомянутый петербургский Луна-парк.
 
Речь идет не о привычных всем чешских луна-парках брежневского времени, а о парках аттракционов начала 20 века. Появились они в Европе «на манер» американских (так назывался один из парков на Кони айленд) и пользовались популярностью у любителей острых ощущений. В Петербурге Луна-парк открыл купец первой гильдии и почетный гражданин Хабиббула Ялышев. Татарин по происхождению, он «специализировался» на разного рода развлекательных заведениях- ресторанах, трактирах, театрах. Луна-парк, ставший венцом его карьеры, открылся летом 1912 года, на территории «русского семейного» Демидова сада. Было тут грандиозное по тем временам «чертово колесо», «горная железная дорога» (катаясь по ней «дамы и девицы неистово визжали, доставляя бесплатное развлечение посетителям»), «пьяная лестница», «мельница любви», «юмористическая кухня», «морской бой у Гаваны», а также открытая сцена и многочисленные буфеты. Один из любителей адреналина, некий пожилой петербуржец, даже умер на аттракционах от разрыва сердца, о чем писали в газетах. В дневнике Александра Блока читаем об аттракционах Луна-парка: «Какая прелесть!.. Я катался до одного часу ночи, до закрытия кассы». Был здесь и прообраз передачи «За стеклом»: специальный павильон «Деревня сомалийцев», где праздная публика могла поглазеть на повседневную жизнь африканских племен. После революции Луна-парк был закрыт и стерт с лица земли, а чуть позже там построили стадион Института физической культуры имени П. Ф. Лесгафта. А первый в Петербурге «общественно-увеселительный сад» подобного рода был открыт в 1793 – и назывался он «Воксал в Нарышкинском саду». По средам и воскресеньям желающие могли за «плату по рублю с персоны» поучаствовать в танцах и маскарадах.
 
Вполне возможно, что постепенно аттракционное дело набрало бы в России обороты и у нас появилась бы своя индустрия развлечений- Россия здесь вполне шла в русле Европы с Америкой, строя парки, устраивая крупные ярмарки. Однако началась эпоха мировых войн и революций- и стало не до увеселений. Однако прежде чем посмотреть на развитие городских парков аттракционов в первые годы советской власти, взглянем еще раз на Запад. Сделать это необходимо, так как нынешние отечественные предприниматели в области аттракционного дела опираются не только на традиции советского времени, но и пытаются активно заимствовать элементы современной американской индустрии развлечений. Попытка провести разграничение между отечественной дореволюционной идеей народного гуляния, советской историей коммунального парка, опирающегося на представления о масовости, совместности проведения досуга трудящимися, и западным частным, негосударственным парком развлечений может поэтому быть полезной при устройстве современного отечественного городского парка аттракционов.
 
А в Америке и Европе десятые-двадцатые годы были расцветом паркоустроительства. Это время даже принято называть «Золотым веком» аттракционов. Экономическое развитие предыдущих лет привело к тому, что у американцев появилось больше свободного времени и денег на развлечения. Именно в эту эпоху были заложены основы индустрии развлечений с ее колоссальным оборотом капитала и появлением все новых и новых технических достижений в садово-парковом деле. Особую популярность в это время получил аттракцион «американские горки». На то была особая причина- люди, вернувшиеся с передовых Первой мировой, привыкли к ощущению азарта и адреналина в крови. Американские горки становились все круче- однако петли на них появились только после войны, в 1959, в Диснейленде. Еще один расцвет американских горок начался в 1970е и продолжается и по сей день.
Интерес к паркам аттракционов стал угасать на западе во время американской Великой депрессии и окончательно пропал во время Второй мировой. Во время войны те сравнительно небогатые обитатели крупных городов, которые раньше посещали парки в поисках недорогих удовольствий вроде американских горок и сахарной ваты, переехали в в более спокойные пригороды. Главным развлечением стал появившийся на свет телевизор. Послевоенная разруха и преступность сделали свое дело- парки развлечений стали приходить в упадок и закрываться, некоторые из них сгорели в результате поджогов. К тому же, одним из главных развлечений американцев стал автомобиль- а у парков стало все труднее и труднее стало находить места для парковки.
 
Новый виток развития аттракционного дела на Западе произошел в середине 1950х. Тогда Уолт Дисней- одновременно гениальный мультипликатор и предприниматель с даром предвидения- обратился к своим деловым партнерам с предложением построить совершенно новый тип тематического семейного парка. Концепция Диснейленда появилась случайно- еще до войны Дисней вместе со своими двумя дочерьми Дайаной и Шарон гуляли в Griffithpark непдалеку от Лос-Анджелеса. В этом достаточно обычном парке развлечений с его площадками для ланча и простенькими аттракционами вроде карусели, Дисней вдруг задумался о том, как бы мог выглядеть совсем иной парк- сделанный «с нуля», объединенный необычной и интересной идеей, тщательно спланированный и одинаково привлекательный для детей и взрослых. К тому же, фанаты постоянно писали мультипликатору и хотели посетить его студию- для такого наплыва посетителей нужна была отдельная площадка. Отец Диснея участвовал в строительстве той самой знаменитой Чикагской ярмарки 1893 года, что дало толчок воображению Уолта. На той ярмарке пространство делилось по «странам» и «временам»- так что диснеевская идея разделить парк на «участки» и «страны» появилась во многом под ее влиянием. Калифорнийский климат благоприятствовал созданию такого парка- в других местностях разные факторы вроде дождей, ветра и снега требовали проектирования куда более прочных конструкций и зданий.
В целях сбора опыта Уолт Дисней посетил многие парки Америки и Европы (например, знаменитый Тиволи в Копенгагене). Он партнеры отказали ему в поддержке- ведь Америка еще не восстановилась после депрессии, войны и послевоенной бедности, а парки в тот момент находились в упадке. Тогда режиссер решил заложить все свои акции- а также обратился к телевизионщикам, создав програму Disneyworld. Он собрал достаточно денег, чтобы купить большой участок земли в Анахайме, к югу от Лос-Анджелеса. Сооружение парка началось 18 июля 1954 года, продолждалось ровно год и стоило $17 млн. Главной объединяющей идеей стало путешествие по миру диснеевских мультфильмов. Парк официально открылся 18 июля 1955 года, а специальная церемония  сучастием будущего президента США Роналда Рейгана прошла на день раньше. Впрочем, Диснея постигла крупная неудача- вдруг установилась жаркая, изнуряюще сухая погода (+38 С), людей было слишком много, так что возникла давка, слесари устроили забастовку, поэтому фонтаны не работали, а часть парка была закрыта из-за утечки газа. Неудивительно, что служащие парка прозвали этот день «черным воскресеньем». Газеты написали о событии настолько едкие и критические статьи, что для журналистов пришлось специально устроить второе открытие- на этот раз все прошло гладко. Парк Диснея делился на 5 местностей. Поезд возил детей и их родителей по Главной улице в Страну приключений, Страну пограничья, Страну фантазий и Страну открытий. Изначально здесь было всего 16 аттракционов, однако каждый из них должен был быть «непохожим ни на что в мире». Впрочем, понятное дело, они использовали все те же типы аттракционных машин и механизмов- например, здесь были американские горки, однако материал (сталь, а не дерево для большинства деталей) и конструкционные особенности были новыми.
 
Успех парка развлечений Уолта Диснея породил волну подражаний. То тут то там появлялись тематические парки. Так «Большое приключение» (Great Adventure) в Джексоне (штат Нью-Джерси) и несколько парков «Сафари в стране львов» (Lion Country Safari) объединили аттракционы с зоопарком с большими вольерами под открытым небом. В Арлингтоне (штат Техас) построили парк «Шесть флагов над Техасом» (Six Flags over Texas) - он посвящен американской истории. В Нэшвилле (штат Теннесси) построили парк стиля «кантри» Оприленд. В Европе и Азии бум подобных парков начался только в девяностые- со строительством самого крупного в Азии корейского парка аттракционов Лотте уорлд (Сеул, 1988) и европейского Диснейленда (Париж, 1992). Lotte World Adventure является на сегодняшний день крупнейшим в мире закрытым парком аттракционов (под стеклянным куполом) и внесен в Книгу рекордов Гиннеса (площадь — 7562 кв.м).
 
Вернемся в Россию, а точнее в СССР. В конце двадцатых здесь начался самый настоящий парковый бум- правда, весьма недолгий. В это время было принято официальное решение о строительстве советских парков. Подоплека у этого события была двойственной- и можно сразу же отметить, что обе причины сильно отличались от тех, по которым развивалось аттракционное дело на Западе. С одной стороны, речь шла о создании воистину новой, коллективной формы отдыха. Как казалось в тот момент энтузиастам, советские парки должны были по-настоящему объединить людей вместе, без эксплуатации и финансовой наживы на их желании отдыхать. Идею всенародно обсудили- ведь ею загорелись многие. Из парков хотели сделать что-то вроде «клуба клубов»- то есть дать трудящимся то, что не мог им дать Дом культуры. С другой стороны, советские парки и выставки должны были «догнать и перегнать» загнивающий запад. Однако решение об организации парков имело и вполне понятное экономическое обоснование- в результате быстро проведенной индустриализации, а также наступившей в сельской местности разрухи в город хлынули огромные людские массы. В основном это были бывшие неграмотные крестьяне. Оторванные от земли, они вынуждены были осваивать городские профессии- и становились питательной средой для криминального элемента. Досуг новых горожан следовало тщательно организовывать.
 
Важными вехами в развитии парков аттракционов стала закладка двух московских парков: в 1928 году был построен крупнейший из ныне существующих в Восточной Европе Центральный парк культуры и отдыха имени Максима Горького, а в 1939- ВСХВ (ВДНХ). Площадка ЦПКиО успела побывать лугом, пастбищем лошадей Крымского ханского посольства (16 век), царскими конюшнями, бранным полем (в 1612 Кузьма Минин дал здесь бой полякам),  снова лугом и наконец грандиозной свалкой. В 1923 мусор убрали силами безработных, а на месте бывшей помойки устроили Всероссийскую сельскохозяйственную и промышленно-кустарную выставку. Парк открыли в 1928, и назывался он сначала «Комбинатом культуры на свежем воздухе»; имя Горького он получил в 1931, к юбилею буревестника революции. В первый день отдыхающих пускали бесплатно. На входе их встречала девушка с веслом работы Ивана Шадра (скульптура была разрушена во время войны).
 
В те дни шло много споров о том, каким должен быть «принципиально новый очаг культуры». Остряки Ильф и Петров вовсю издевались над планами: «Мы обязаны дать нагрузку каждой человеко-гуляющей единице. И эта единица должна, товарищи, не гулять, а... производить огромную прогулочную работу». Организацию отдыха действительно рассматривали серьезно: по парку бродили массовики-затейники, бодрые физкультурники и профессора, читавшие лекции отдыхающим. Планы же были еще более грандиозными: к его территории хотели присоединить и противоположный берег Москвы-реки, аж до самых Лужников. Согласно задумкам архитектора Александра Власова, Лужники должны были стать чем-то вроде живого глобуса, своеобразной помеси Венеции, Чикагской ярмарки и еще не созданного Диснейленда. Отдыхающих от континента к континенту с копиями местных достопримечательностей и типичными пейзажами должны были возить специальные лодки, вагонетки канатной дороги и даже «прогулочные дирижабли с педальным приводом». Целиком карту мира можно было бы увидеть со смотровой площадки Ленинских гор. Чуть поодаль, на месте нынешней гостиницы «Орленок» собирались устроить палеонтологический парк.
 
Однако грандиозные планы так и не воплотились в жизнь. Началась война- и в 1943 в ЦПКиО была устроена выставка трофейного оружия. Колесо обозрения появилось в ЦПКиО только после войны- его первыми пассажирами стали участники Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Высота подъема кабин составила 50 метров, а время оборота- 8 минут. Москвичи также полюбили лодочную станцию, детскую железную дорогу (на Голицинском пруду плавал еще и детский пароход) и 35-метровую парашютную вышку. Конструкция последней была настолько удачной, что ее стали в дальнейшем применять не только в парках, но и в летных училищах. Как анекдот вспоминают теперь и первые праковые «помывочные»- публичные душевые, которые установили, чтобы привить москвичам и гостям столицы страсть к гигиене. Видимо, традиция пришлась настолько по душе горожанам, что даже и теперь в фонтанах ЦПКиО любят искупаться десантники в свой профессиональный праздник. Старожили  вспоминают и пивной бар «Пльзень»- единственное место в Москве, где наливали «настоящее» чешское пиво. Во времена, когда даже за отечественным пивом выстраивались очереди, этот бар был одной из самых привлекательных точек на карте Москвы для любителей не только активного, но и пассивного отдыха с кружкой в руке. Говорят, что именно здесь были найдены несколько типажей для фильма «Белое солнце пустыни»- они сыграли эпизодические роли членов банды Абдуллы.     
 
Конкуренцию парку Горького вскоре составила ВСХВ, или Всесоюзная Сельскохозяйственная Выставка (будущая ВДНХ, ныне ВВЦ). Она открылась 1 августа 1939 года в Останкино. Несмотря на то, что ВСХВ была придумана «по просьбам трудящихся»- а именно после обращения II Всесоюзного Съезда колхозников-ударников в центральные органы коммунистической партии и правительства- ее идея в основном повторяла западные и российские дореволюционные всемирные выставки и индустриальные ярмарки. «Город в городе» на северной окраине Москвы, плавно переходящий в Ботанический сад, имел площадь 136 гектаров с прудами, парками, скульптурами, фонтанами. Были здесь, конечно, и аттракционы. С одной стороны, для посетителей сделали специальную зону отдыха- и это тоже было вполне в духе той же чикагской Всемирной колумбовой ярмарки 1893 года. В этой зоне постепенно были открыты парашютная вышка, колесо обозрения,
Вернуться к ленте